Сергей Шорин: «Есть такая профессия - людей лечить»

Сергей Шорин: «Есть такая профессия - людей лечить»

Во времена Бориса Годунова болезни прямой кишки называли царскими, тогда ими страдали только высокопоставленные особы. Увы, с тех пор эти недуги стали более «демократичными». И как верно подметил Сергей Леонидович Шорин, врач высшей категории, колопроктолог более чем с 30-летним стажем: «Вряд ли кто- то гордится своей болезнью, но и стеснения ни к чему, главное – вовремя обратиться к специалисту!».

 

 

В наши дни геморрой - понятие нарицательное. Так в народе принято называть любые жизненные неурядицы. Но о болезни большинство людей молчит, так как тема слишком деликатная. Как вы можете убедить человека оставить синдром стыдливости и прийти на осмотр?

То, что геморрой сегодня – понятие нарицательное, неудивительно, поскольку именно диагностика и лечение геморроя составляют 40 и более процентов практики врача-проктолога. Беспокоит и то, что приведенная статистика имеет тенденцию к росту, причиной чему не самый здоровый образ жизни современного чело века: здесь влияет и экология, и наследственность (отягощенный анамнез), и неправильное питание, и малоподвижный образ жизни. Сегодня болезнь не разбирается, кто ты по профессии и по статусу, и даже только поэтому нужно забыть о так называемом синдроме стыдливости и идти в клинику. Врач-проктолог – точно такой же специалист, как терапевт, хирург, как стоматолог. Да, у стоматолога на приеме бывает и пострашнее. И здесь главное – понимать, что оттягивание похода на прием к проктологу, замалчивание проблемы чревато осложнениями. Но врач-проктолог, конечно, осознает, что во время сбора анамнеза нужно расположить к себе пациента, успокоить, завоевать доверие, от этого во многом зависит дальнейшее лечение.

 

Есть ли в этой сфере болезней возрастной ценз? Во сколько лет человек первый раз должен задуматься о походе к проктологу?

Болезнями прямой кишки страдают люди практически любого возраста. Например, такое распространённое заболевание среди молодых пациентов как эпителиальный копчиковый ход, встречается чаще всего в возрасте 13 -15 лет. Гнойно-воспалительные процессы — парапроктиты и хронические воспалительные процессы, свищи прямой кишки – встречаются от 30 до 50 лет, в средней возрастной группе. Доброкачественные заболевания прямой кишки - в любом возрасте. Злокачественные заболевания и рак прямой кишки – самое опасное и страшное заболевание – как правило, возникает у более пожилых пациентов в возрасте от 40 лет. Но на сегодняшний день мы видим по всем заболеваниям неприятную тенденцию омоложения, поэтому после 40 лет у каждого человека должен быть не только свой стоматолог, гинеколог или уролог, но и свой проктолог. А чтобы быть уверенным в том, что ты здоров, достаточно один раз в год проходить обследование прямой кишки и раз в три года обследование толстой кишки.

 

Рак прямой кишки выходит сегодня на первое место в мире среди онкозаболеваний. Как предотвратить эту болезнь?

- Рак прямой кишки на сегодняшний день - заболевание, доступное элементарным методам диагностики, таким как пальцевое исследование и ректороманоскопия. Стоит отметить, что в клинике «Наедине» возможно сдать анализ на онко-маркеры, что тоже дает возможность выявить заболевания на ранней стадии. К сожалению, это заболевание течёт медленно и рост опухоли не сразу приводит к появлению таких симптомов, как боль, ощущение инородного тела в прямой кишке, больные при этом теряют драгоценное время. Поэтому лучшим методом профилактики является полное проктологическое обследование – совершенно безобидная и безболезненная процедура. Главное, не уповать на русское «авось». В этом году в клинике «Наедине» мы выявляли заболевания и на ранних стадиях, и в период, когда еще рак поддается лечению, но были ситуации, когда врачи были уже бессильны. Именно поэтому я всем настоятельно говорю: «Пройдите обследование, даже если вас ничего не беспокоит. Здесь самое главное – профилактика».

 

Имеет смысл поехать на обследование заграницу или в столицу нашей Родины?

- Конечно, никто не может запретить человеку ехать в другие города, страны, чтобы пройти обследование. Но у нас в Кирове достаточно возможностей и ясных голов, которые могут решать проктологические проблемы. В прошлом году мы видели даже обратный процесс, в клинику «Наедине» на обследование и лечение приезжали гости из США и Израиля. Любят нас москвичи за высокое качество услуг и за доступные цены.

 

В любой клинике отменный специалист на вес золота. Расскажите, клиника «Наедине» выбрала Вас или Вы клинику и почему?

- Определяющим фактором выбора были базовые ценности: отношение к пациенту и отношения внутри коллектива. Мне нравится, что руководитель клиники сам практикующий врач, он понимает специалистов, старается создать хорошие условия и для врача, и для пациента.

У каждого врача в практике есть случаи, после которых он говорит себе: «Я не зря стал врачом!»

 

Расскажите о таких случаях.

- За то время, что я работаю, приходилось оперировать разных пациентов. Когда ты понимаешь, что если бы человека не оперировать, он был бы обречен, а проходят годы, и видишь, что эти люди живы и здоровы, ты осознаешь, что действительно, то что ты делаешь – важно! В прошлом году ко мне в клинику «Наедине» пришла пациентка, которую я оперировал в 90е годы по поводу рака прямой кишки. Женщина меня разыскала и пришла провериться. После операции прошло уже более 20 лет, она жива, здорова, у нее выросла дочь, появились внуки, ради таких вот счастливых историй каждый врач и работает.

 

Расскажите как Вы пришли в профессию? Почему выбрали медицинскую сферу?

Когда меня спрашивают: «Сергей Леонидович, почему ты стал врачом?», я всегда отвечаю: «А я больше ничего и не умею…». Помните фильм «Офицеры», там есть выражение, которое уже стало крылатым «Есть такая профессия – Родину защищать», а я говорю: «Есть такая профессия – людей лечить, и если у тебя есть тяга к этому, желание, то нужно идти в медицину, а если ты хладнокровен к этому, никакая семейная династия, традиция тебя в эту сферу не затянет». Мое детство прошло в Казахстане, мой отец был военным летчиком, и мне очень нравилась авиация, но мой дядя, который на 4 года старше меня пошел в медицину, и я видел, как он помогает людям, как это важно. Пытался совместить две этих профессии, поступал в Военную медицинскую академию, но так меня зачислили во флот, и я решил, что лучше буду врачом на земле. Так поступил в медицинский институт в Перми, получил очень хорошее образование, прошел ординатуру в больнице Лепсе, получил сертификат хирурга-проктолога и по сей день работаю, и надеюсь, что приношу людям пользу.